babylonoff

Casino Expert – экспертиза азарта



Новый сайт Casino Expert (casino-ekspert.com) Тематика: азартные игры, казино онлайн.

На сайте casino-ekspert.com – проверенные казино онлайн, подходящие для комфортной, спокойной и безопасной игры, лучшие бонусы казино, игровые автоматы онлайн с возможностью играть бесплатно и без регистрации, правила и стратегии игр казино, новости из мира азартных игр и прочая полезная и интересная информация о казино онлайн.
  • Current Mood
    creative creative
babylonoff

"Несовершенный человек"

Йогическое стремление в человеке столь глубоко, что объективно выявить, кто "йогин", а кто "не йогин", – то есть кому Йога нужна, а кому бесполезна и даже вредна, – очень трудно. Множество не йогинов считают себя йогинами, а множество йогинов не подозревают, что они йогины. Основной критерий различия между ними состоит в том, что не йогины выбирают Йогу, а йогинов выбирает Йога.

Важно указать на ошибочность широко распространенного представления о том, что можно достичь какого-то успеха в Йоге, "занявшись" ею в виде хобби, довеска к своим основным занятиям.

"Успеха в Йоге" достигает лишь тот, кто не просто хочет жить по-новому, но не может жить по-старому. Поэтому невозможно "заняться" Йогой, к ней можно только придти, уйдя оттуда, где был, уйдя из мира "общепринятых" человеческих интересов и стремлений.

Йога представляет собой процесс изменения сознания, "Путь", и на этот Путь нельзя выйти произвольно, посредством личного усилия. Чтобы выйти на Путь, человек должен прежде попасть в своеобразную "эволюционно-пограничную ситуацию" и пройти через нее.

Пограничная ситуация характеризуется утратой всех имевшихся ориентиров и точек опоры. Человек более не находит экзистенциальной поддержки в окружающем мире, других людях, и остается один на один с самим собой. Это решающий момент в Йоге и дальнейшей судьбе человека. Он выбирает либо уход от возникшей проблемы, либо честное к ней обращение.

Проблема же состоит в том, что человек вдруг со всей ясностью сознает, как он живет, – как мелко и ненужно он живет. Осознание своего существования повергает человека в состояние шока... Так человек оказывается в "пограничной ситуации": один на границе отвернувшегося от него столь знакомого и уютного до сих пор мира, перед лицом мира нового – чужого и вызывающе непонятного. Факт такой самопроизвольной актуализации экзистенциальных проблем имеет сигнальный характер: он свидетельствует о том, что наша экзистенция созрела и появляется реальная возможность выхода на путь...

Выход на Путь Йоги означает постоянное осознание "предельных проблем" своего существования и постоянное стремление к их разрешению. Такое продолжительное сознательное напряжение (которое у далекого от Йоги человека наблюдается лишь в форме отдельных вспышек) необходимо для перехода на более высокий "бессознательный" уровень жизнедеятельности.

Однако, как уже говорилось, совершенно недостаточно хотеть жить по-новому: возможность подлинно новой жизни появляется лишь в случае невозможности жить по-старому. А невозможность жить по-старому приходит от внутренней полноты и ощущения пустоты предлагаемых этим старым возможностей существования, ИСЧЕРПАННОСТИ старого.

Именно такое "эволюционное недовольство", перерастающее в эволюционное страдание, служит двигателем реальной Йоги. Частичным проявлением его служит "недовольство достигнутым", которое служит двигателем прогресса во всех сферах "мирской" человеческой деятельности.

Поэтому Йога закрыта не только для праздношатающихся, но и для неудачников. Стремление найти в ней "избавление от тягот земного существования" может привести к погружению в фантазии (в лучшем случае – к развитию оккультных сил), но не выведет на Путь. На Путь выводит лишь эволюционное страдание, а страдание, причиняемое невзгодами этого мира, таковым не является.

Эволюционным является то страдание, которое порождается осознанием бесперспективности изобилия этого мира. Подлинное эволюционное страдание обусловлено не невзгодами этого мира, но его НЕДОСТАТОЧНОСТЬЮ: недостаточностью для нас всех его благ. Только такой мотив обращения способен открыть перед человеком единственно возможный Путь – Честный Путь, свободный от самообмана.

Не йогины обращаются к Йоге по двум основным причинам: в поисках развлечений и в поисках компенсации. Причем мотивы эти, как правило, не сознаются.

В первом случае человек обращается к Йоге с тем, чтобы как-то разнообразить монотонность навязанного ему жизнью бега, чтобы окрасить унылые позывные своего существования йогическими модуляциями. Фактически, он рассматривает Йогу как диван, на котором можно отдохнуть от проблем мира.

Во втором случае мы сталкиваемся с печально известной "йогической манией величия"... Такое отношение характерно для "компенсаторных йогинов", то есть не йогинов, использующих Йогу как средство социального самоутверждения, повышения своего мирского престижа. "Йогическая мания величия" представляет собой обратную сторону гложущего их комплекса неполноценности (хоть здесь-то я да состоялся!). Подлинный йогин, который ясно видит свое положение, не находит в нем особых оснований для гордости. Ведь йогин – это несовершенный человек, подобно тому как человек – это несовершенное животное.

Говоря о животном несовершенстве человека, я имею в виду не такие очевидные показатели как сила, ловкость, выносливость, ориентация в среде, адаптация к ней и т.д.: целенаправленно развивая в себе эти качества человек в принципе способен даже превзойти животное. Я имею в виду утрату человеком той гармоничной погруженности в мир, которая изначально присуща животным. Животные находят здесь все готовое, они пользуются своим миром; человек ничего готового здесь не находит, он беспомощен, – это не его мир. Свой мир он должен делать сам.

Парадоксальным образом вся грандиозная цивилизаторская деятельность человечества представляет собой попытку возвратить себе то, чем животное обладает естественно. Однако, пытаясь возвратить утраченный рай гармонии со средой, создавая свою искусственную среду цивилизации, человек активно создает и самого себя, оставляя в ходе этого процесса пассивное (воссоздаваемое средой) животное далеко позади.

Не задерживаясь на банальностях, скажу только об основном отличии, явно идущем не в пользу животного: человек, сам будучи в каком-то смысле животным, видит животное, видит движущие им силы, побуждения и мотивы, видит чем оно живет и что собой представляет, – короче говоря, видит, что оно животное. Животное, не будучи человеком, человека не видит, принимая его за животное другой породы. Поскольку человек более сознателен, он может использовать животное в своих целях.

Хотя йогин на некоторой ступени уже не может рассматривать себя как человека, отождествлять себя с человеком, он все же продолжает оставаться человеком (и не только человеком, но и животным), подобно тому, как человек, не отождествляя себя с животным, в определенном смысле остается им.

И подобно тому как человек – это несовершенное животное, неспособное к полноценному животному существованию, йогин – это несовершенный человек: он не может жить жизнью людей, не может жить "так, как все".

Несовершенство человека и йогина объясняется эволюцией сознания, вырывающей их из материнской, давшей им жизнь среды, – природной и социальной соответственно.

Так, человек отличается от животного уровнем сознательности в отношении к факту и процессу существования мира. Человек, выделив из целостного процесса жизнедеятельности мир вне себя, уже не может отрешиться от вопроса: "Что это, откуда оно взялось? И как оно устроено?" Внимание йогина приковано ко второму члену процесса жизнедеятельности – самому себе. Можно сказать, что йогин – это человек, который стремится вернуть утраченное им в свое время совершенство обезьяны, – животную целостность бытия.

Йогин отличается от человека уровнем сознательности в отношении к факту и процессу своего существования: "Кто я и как могло случиться, что Я ЕСМЬ? Где я? Что я здесь делаю и зачем?" Подобные йогические вопросы звучат для человека столь же нелепо, как его собственные человеческие вопросы звучали бы для животного.

Однако именно эти вопросы, у людей (скажем, – у обычных, нормальных людей) не возникающие или возникающие чисто риторически, приобретают для йогина жизненно важное значение, ТРЕБУЮТ своего разрешения. А разрешаясь они неминуемо лишают его способности продолжать бездумное осуществление социально принятых стереотипных форм индивидуальной жизнедеятельности.

Иными словами, йогин утрачивает "социальные инстинкты", которые до сих пор безошибочно вели его "путем людей". Расширяясь, его сознание делает его в каком-то отношении беспомощным в мире людей, чуждым их миру. Подобным же образом и человек в свое время, сделав объектом сознательного рассмотрения некоторые вещи, "очевидные" для своих животных собратьев, утратил способность двигаться по жизни столь же легко и безошибочно как они, – и был вынужден для восполнения утраты создавать свой мир.

Йогин вынужден "создавать" себя, актуализировать свою потенциальность непосредственно, а не опосредованно, как человек, создающий себя в процессе создания своего мира.

На этом пути йогин постепенно отрывается от человека, растождествляется с ним, бывшим "собой", и начинает видеть "себя" со стороны. Продолжая оставаться человеком, он видит человека, видит движущие им силы, побуждения и мотивы, видит все его ходы, все скрытые механизмы его действий. Человек, не будучи йогином, йогина не видит, принимая его за такого же человека, как и он. Он способен рассматривать его лишь с человеческой точки зрения – как несовершенного, ненормального, "не умеющего жить" человека.

Действительно, йогин видит то, чего человек не видит, и именно это новое видение делает его несовершенным, ненормальным с человеческой точки зрения, неспособным жить так, как все; он оказывается изгоем, выродком, деятельность которого направлена на обретение того, чем люди (не говоря уже о животных) обладают естественно – гармонии в отношениях с собой, способности относиться к экзистенциальным проблемам так, как лошадь относится к дождю.

Но поскольку человек живет в своем мире, – среди других людей, в искусственно созданной среде, – он может питать какие-то иллюзии превосходства по отношению к животному миру, с которым сталкивается лишь в виде приживалок вроде кошек, собак, голубей и т.д., а также колбасы, котлет и пельменей. Напротив, йогин живет не в своем мире, а в мире людей, и не может питать особых иллюзий на предмет превосходства. Он подобен человеку, заброшенному в дикий лес, и сознающему явное во многих жизненно важных отношениях преимущество его обитателей.

При этом йогин сознает свое человеческое несовершенство значительно острее, чем человек сознает свое животное несовершенство, ведь йогин – эволюционно очень молодое существо и поэтому гораздо более человек, чем человек животное. Он ясно видит свою именно неспособность жить "человеческой" жизнью, он чувствует это в минуты слабости, когда ему представляется заманчивым послать Садхану к чертовой матери и, забыв обо всем, окунуться с головой в мир людей... Но он не может, он просто не может этого сделать, понимая, что возвращаться поздно, что такое существование уже никогда не сможет стать для него полноценным, и что он никогда уже не сможет полноценно его осуществлять.


Краски, конечно, несколько сгущены, а контрасты усилены в связи с попыткой выявить некоторые трудноразличимые моменты в положении йогина, моменты взаимонейтрализующие, но не оставляющие места также и для чувства превосходства над другими людьми.

"Йогин – не человек"... Что за бред! Ну конечно же он человек, даже слишком человек. Но он в то же время и не только человек. Так кто же он?

Для человека он всегда остается человеком и только человеком, – возможно, несколько странным...

№ 20
babylonoff

To be or not to be..

"Перевоплощения существуют лишь до тех пор, пока длится неведение. На самом деле никаких перевоплощений нет и не было. Не будет их и в будущем. Такова истина".
(Шри Рамана Махарши, Весть Истины)



Согласно традиционному толкованию, освобождение из "материальной ловушки" предполагает освобождение от цепи перевоплощений и завершение эволюционного развития индивидуальной души, протекавшего в разных жизнях посредством перехода из одного тела в другое через рождение и смерть. Обращаясь к Йоге, теорию перевоплощений обойти стороной очень трудно...

Послушаем сперва, что говорит о перевоплощении Кришнамурти: "Если вы все еще спрашиваете об этом, это свидетельствует, что вы ищите не Истину, а лишь продление эго... Представление о себе, как об обособленной сущности, как об обособленной единице Сознания – иллюзия. Цепляясь за эту иллюзию, вы страстно желаете продлить это сознание обособленности на бесконечное время. И вы думаете, что этим продлением (в ряде жизней) вы приобретете все больше и больше качеств и через них полнее осознаете Истину. Однако иллюзия обособленного сознания, как бы сильно вы его ни расширяли, как бы не прославляли его и не защищали, всегда остается иллюзией... Простое продление этой иллюзии никогда не принесет полноты понимания, ибо полнота эта в осуществлении настоящего... Пока вы откладываете понимание настоящего, вы никогда не поймете того, что вне его. Когда вы поймете это, то вне его не будет ничего".

Действительно, ТЕОРИЯ перевоплощения к Йоге никакого отношения не имеет. Йогину совершенно безразлично, что ожидает его (точнее, представляющий его психофизический комплекс, Лингам) в будущем: он с максимальной отдачей действует в настоящем. Вопрос подлинного "бессмертия души" для него – не теоретический вопрос, не вопрос веры и неверия. Это вопрос психического опыта, причем не опыта припоминания своих "прошлых воплощений", а опыта бытия в настоящем. Это вопрос уровня самосознания. Кто я? Может ли умереть то, что я есть?

"По вечной сущности моего рождения, не могу я никогда и умереть. По вечной сущности моего рождения, я был от века, есмь и в вечности пребуду! Лишь то, что составляет мое временное существо, умрет и превратится в ничто, ибо это принадлежит дню и должно исчезнуть, как время". (Мейстер Экхарт, Проповеди и рассуждения)

Йога – это не теория, не интеллектуальные представления, а изменение сознания и, в первую очередь, самосознания. Человек, который переживает свое "я", свою экзистенциальную сущность как ограниченное именем и формой телесное существо, умирает в физиологическом смысле и другого смысла понятие "смерть" для него содержать не может. Если он испытывает страх перед неизвестностью смерти, то начнет искать успокоительные средства для нейтрализации этого страха. Буквально понимаемая и принятая умом теория перевоплощений – это только слова, психотерапия; но впереди у такого человека нет никаких "повторных рождений" – ему предстоит быть самым банальным образом заколоченным в ящик и впоследствии разложиться на составные элементы. Он забыл основное: "Нет ни смерти, ни рождения; есть перевоплощение того, что БЕССМЕРТНО". И это бесполезно знать, это нужно ощущать, этим нужно быть. К этому ведет не теория, а расширение самосознания.

Тот, чье самосознание несколько расширилось, начинает переживать свое "я" как определенный уровень единой для всего мироздания отражательной способности материи. Другими словами, происходит некоторый распад того, что принято называть индивидуальностью (в Йоге это управляемое, а не патологическое состояние) и человек перестает ощущать себя связанным формой, он ощущает себя во многих существах. Смерть для него, фактически, перестала существовать: он сознает, что смерть его формы не является его смертью или смертью его сущности… Он прекрасно понимает, что в смерти угаснет отдельная точка данного уровня отражательной способности материи, но он уже не отождествляет себя с этой точкой, причем такое растождествление происходит не на теоретическом, не на интеллектуальном уровне, а на уровне непосредственного переживания…

Как сказано в Брихадараньяка Упанишаде, "тот, кто видит здесь двойственность, идет от смерти к смерти. Как единственного должно воспринимать этого неизмеримого, непоколебимого Брахмана".

Освобожденный – это тот, кто пребывает в Единстве все время. Ясно осознавший это охладевает к теоретическому "освобождающему знанию", обретая стремление к расширению своей отражательной способности, – и это единственный путь к тому уровню сознания, на котором понятия рождения и смерти окончательно теряют свой смысл…

Иногда говорят, что преодоление страха личного небытия служит "целью философа"; однако в Йоге именно с этого нужно начинать, точнее, только с этого и может начаться подлинная Йога. В противном случае наши толкования "сверхфизического опыта", теоретические изыскания по этому поводу и вытекающие из них мировоззренческие установки будут попросту обслуживать наш страх смерти, индивидуального небытия, – при полном забвении того, что в случае успешной Садханы индивидуальное небытие низойдет на нас гораздо раньше, чем мы "покинем тело".

"Лишь поскольку ты свободен от себя, постольку ты властен над собой и принадлежишь себе. И поскольку ты принадлежишь себе, постольку принадлежит тебе Брахман и все творения", – так учат Упанишады.

№ 20
babylonoff

To do or not to do..

"Я присоединяюсь к словам Шри Кришны, когда он говорит в Махабхарате: "Некоторые проповедуют, что в этом мире надо действовать, а некоторые, – что нужно сохранять недеяние; но что до проповедующих недеяние, то я не разделяю мнения этих немощных созданий".
(Шри Ауробиндо, Йогическая садхана)



Наряду с отрицанием денег, радикальное отрицание эго как корня всякого зла входит в число симптомов так называемой "детской болезни левизны в дзен-буддизме". Осознав себя пребывающим в рабстве, человек пытается от этого рабства освободиться. Он яростно и во всеуслышание предает анафеме эго и деньги, так как еще не победил их и мараем ими. Поскольку же и то и другое составляет важнейшее условие организованной и эффективной деятельности в миру, человек на некотором этапе своей Садханы уходит от мира, самоустраняется от дел, провозглашая доктрину "благородного недеяния". Он отказывается от действия, поскольку чувствует себя неспособным действовать адекватно.

Доктрина благородного недеяния имеет глубокие корни. Однако недеяние бывает внешним и внутренним. Действительно, совершенство в действиях обретается лишь благодаря совершенству внутреннего недеяния. Но доктрина внешнего недеяния – чистой воды недоразумение. Во внешних своих проявлениях мы обречены на деятельность.

Какую деятельность мы способны выполнять – это, конечно, другой вопрос. Обычно говорится, что для йогина характер деятельности особого значения не имеет, что ему все равно кем быть – конструктором космических кораблей или метельщиком улиц. Но если йогин-конструктор легко может стать йогином-метельщиком, то йогину-метельщику стать йогином-конструктором гораздо сложнее. Впрочем, вне зависимости от характера нашей деятельности, мы в любом случае обречены что-то делать, что-то производить – если не свободно, творчески, то по необходимости, для того лишь, чтобы поддержать свое физическое существование.

Садхак проходит через три последовательные фазы отношения к деятельности.

В первой фазе, дойогической, он действует, не задаваясь вопросом о причинах и целях своей деятельности как таковой.

Во второй фазе он словно пробуждается от сна и видит свой слепой бег со стороны, в результате чего у него зачастую возникает отвращение к присущим ему формам деятельности. Иногда на данной стадии происходит героический отказ от такого неподлинного, недостойного самосознающего существа способа взаимодействия с миром, уход в те социальные ниши, которые позволяли бы максимально отстраниться от деятельности и обратиться к поиску подлинности в глубинах собственного Я. Эта созерцательная фаза отношения к деятельности соответствует реализационному этапу Садханы, – этапу постижения надличностных уровней самосознания.

Третья фаза отношения к деятельности связана с трансмутационным этапом Садханы, – этапом нисхождения надличностных форм активности во все элементы личности с соответствующей их перестройкой, преобразованием, благодаря которому человек становится более или менее совершенным проводником указанных форм активности и "на внешнем плане" – плане социальной деятельности. Естественно, пребывающий во второй фазе адепт нередко склонен усматривать в такой социально активной личности если не обманщика и хитрого афериста, то во всяком случае дилетанта и выскочку...

№ 20
babylonoff

Николай Байтов. Различие

Авва Герасим достиг такой высоты духовной, что когда он совершал литургию, рядом с ним у престола стоял ангел, помогая ему, и это видели многие. Однажды к нему в пустыню пришёл из Александрии некий диакон. Они начали служить вдвоём и усердно молились. Вот они перенесли на престол Дары, подлежащие освящению, и ангел, подобный светлому пламени, трепещущему, но не излучающему жара, появился слева, а диакон, предлагая Дары, стоял справа, по обычаю. Вдруг диакон услышал, что авва Герасим произносит еретическую формулу освящения. Он обмер от страха и не знал, что ему делать. Все мысли его пришли в неописуемое смятение. Он слышал о том, что многие пустынножители держатся монофизитства. И если авва Герасим... но тут стоит ангел Божий! - и что же, в таком случае, это означает?... что это должно означать?? - “О ужас! ужас!”... - думал диакон.
Но промолчать он никак не мог.
- Остановись, авва! - пролепетал он, - остановись, умоляю тебя!...
- Что случилось? - спросил Герасим.
- Ты освящаешь Дары неправильно! Это монофизитская формула! Она отвергнута Халкидонским собором!
- А как надо?
Диакон произнёс положенные слова освящения.
Тогда авва Герасим обратился к ангелу:
- Правильно он говорит?
- Да, - сказал ангел. - Нужно говорить так, как сказал этот диакон.
- Почему ж ты раньше не поправил меня? - сказал Герасим строго. - Ты столько дней уже стоишь тут рядом, столько уже раз я в твоём присутствии неправильно освящал Дары! И ты знаешь, что я человек неучёный. Чего ж ты молчал?
- Потому что мне должно молчать, когда ко мне никто не обращает вопроса, - сказал ангел, и голос его звучал на одной ноте и был похож на звон деревянного колокольчика. - Мне полагается стоять молча, а люди должны научаться от других людей.
- Значит, освящения Даров не происходило во все те разы, что я неправильно говорил?
- Нет. По благодати Божией Дары освящались.
- Что же? выходит, всё равно, какие слова говорить?
- Нет, не всё равно, - сказал ангел.
- Ну, хорошо, - кивнул авва Герасим. - Теперь можешь молчать. Я всё понял.
И он повторил формулу, сказанную диаконом.

http://www.levshin.com/others/baitov/razlichie.html
babylonoff

Мастер и специалист

Разница статуса "Мастера" и "Специалиста" заключается в том, что первый работает с людьми, а второй – с информационными потоками. Специалист "работает головой" и призван нести людям знание облаченное в логические формы, Мастер же "работает сердцем" и призван преображать их..

Мастер – это человек, который, с одной стороны, способен выявлять и демонстрировать людям их проблемы (то есть внутренние конфликты, порождаемые прежде всего подменой действительных мотивов воображаемыми), а с другой – разрешил свои собственные. Об истинном Мастере говорится, что он "сжег свою карму", изжил все свои доминирующие потребности, он уже никуда не "идет", он уже пришел. Разумеется, идеальный Мастер – существо едва ли не мифическое; от реального же Мастера требуется "всего лишь" любовь к людям и достаточный личный опыт интегрального развития..

Мастер не просто "апеллирует" к людям, но работает с людьми; в отличие от Специалиста, он ничего не доказывает, – он ПОКАЗЫВАЕТ, обращаясь при этом к глубинным, мотивационным структурам психики, а не только к интеллекту как таковому. Поэтому любые учения, доктрины, концептуальные модели и т.д. не несут для Мастера никакой самоценности и представляют собой фактически не более чем ИЗОБРАЗИТЕЛЬНЫЕ СРЕДСТВА.

Основную массу Специалистов, хорошо знающих свой предмет, неприятно поражает вольное и, как им видится, "дилетантское" обращение Мастера с материалом; эта негативная реакция мешает им понять действия Мастера и уловить то, что он показывает. Известно, например, что большинство Специалистов своего времени не приняли Христа и его учения. С другой стороны, сведения о Мастерах прошлого доходят до нас именно благодаря упорядочивающей и систематизирующей деятельности тех Специалистов, которым удалось их "понять". Например, с системой Гурджиева мы знакомы в интерпретации П. Д. Успенского.

№ 20
babylonoff

К Йоге способны только те, кому здесь уже нечего терять..

Иными словами, к интегральному развитию способен лишь тот, чьи индивидуальные потребности самосохранения, потребности видового воспроизводства (сексуальные и родительские), а также многообразные социальные потребности изжили себя в качестве доминирующих, утратили способность осуществлять функцию экзистенциального целеобразования; лишь при таких условиях эту функцию могут начать осуществлять "эволюционные потребности".


"Успеха в Йоге" достигает лишь тот, кто не просто хочет жить по-новому, но не может жить по-старому. Поэтому невозможно "заняться" Йогой, к ней можно только придти, уйдя оттуда, где был, уйдя из мира "общепринятых" человеческих интересов и стремлений.
В. Данченко

Я вообще ни за что не взял бы  на себя ответственность утверждать, что йога  -  это что-то для здоровья... Или для силы... Или для достижения успеха в жизни... Скорее, наоборот: только тот, кто здоров, силен и изначально способен добиться успеха в любом деле, может оказаться пригодным для  пути йоги. Хотя  нет,  этого мало, и вообще, все это - не то... Я видел не единожды, как очень сильные, умные, решительные и здоровые люди сворачивали себе шею на этом пути - и в переносном и  в  прямом смысле.... Их не спасало ничто - ни годы спортивных тренировок, ни десятилетия занятий боевыми искусствами, ни мощный интеллект и  энциклопедические  знания, ни владение стратегией победы, ни даже любовь, чутье и интуиция, не говоря уже об  уверенности  в себе, богатстве и положении в обществе, которые здесь вообще не имеют  никакого  значения...  Вспомните  "Зону"  в  "Пикнике на обочине"  или  в  "Сталкере".  Здесь имеет значение что-то совсем-совсем  другое. Ибо  я  видел,  как  побеждали те, кому нечего было больше терять... И те, кому было  просто  наплевать на все...
А. Сидерский